Previous Entry Share Next Entry
Эксперты Экономического клуба ФБК подвели итоги года в российской экономике
ФБК, FBK Grant Thornton, FBK, ФБК Grant Thornton
fbk_company
17 декабря состоялось заседание Экономического клуба ФБК на тему «Российская экономика: итоги и прогнозы». В рамках мероприятия Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев представил аналитический доклад «Тревоги российской экономики», а приглашенные эксперты проанализировали итоги 2013 года и поделились своим видением перспектив отечественной экономики.

В своем выступлении Игорь Николаев охарактеризовал текущее состояние российской экономике как движение от стагнации в рецессию. Он указал на то, что первая волна кризиса, начавшегося в 2008-2009 годах, еще не ушла. «Сегодня не происходит волнообразного падения, поэтому не стоит ждать быстрого отскока. Неопределенность и риски сохраняются, большинство показателей не внушают оптимизма. Рассчитывать на 3% роста экономики в следующем году не приходится», – убежден эксперт. По его прогнозам, в обозримой перспективе динамика ВВП уйдет в минусовую зону до 1-2%. Инфляция будет чуть выше, чем сейчас, хотя и не выйдет за пределы 10%. Существенным образом снизятся инвестиции в основной капитал – до 5-6% по итогам года, а курс доллара составит 36-37 рублей за доллар. Подводя итог, Игорь Николаев заметил, что 2014 год будет хуже, чем 2013 год, но лучше, чем 2015 год.

Большинство приглашенных экспертов также отметили непростую ситуацию, сложившуюся в российской экономике.

Так, по мнению заместителя председателя комиссии по вопросам конкуренции и развития малого и среднего предпринимательства Правительства РФ Сергея Борисова, для предпринимателей России этот год был самым худшим. «Настроения крайне пессимистичные. Мы за год потеряли около 1 млн. индивидуальных предпринимателей. При этом новых появилось только 360 тысяч», – посетовал эксперт. Он также указал, что во время кризиса крупный бизнес на 5-6% сократил отчисления налогов. В то время, как малый бизнес, даже с учетом упрощенной системы, увеличил отчисления на 22%. «Это могло бы оказаться выходом из ситуации. Но предпринимательство не стало стержнем экономики – уповали на баррель», – констатирует Сергей Борисов.

Как отметил заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН Евгений Гонтмахер, этот год был переломным и в социальной политике. Если раньше рассуждали лишь о росте или снижении социальных расходов, то сегодня экономика перестает рождать прежнее количество доходов, и нет денег даже на поддержание текущего уровня. Осознание этого уже пришло, но жесткие меры, вроде секвестра бюджета, проводятся завуалировано. «Происходит перераспределение – кому-то дают, у кого-то отнимают. Идет оптимизация сил – под видом неэффективных закрываются больницы, поликлиники, школы. Это приводит к тому, что качество и доступность этих услуг снижается. В пенсионной сфере делают то же самое, но в более длинном маневре. Нас ждет вялотекущее ухудшение ситуации», – полагает эксперт. В то же время он заметил, что имеются и определенные резервы – три источника ресурсов на самый крайний случай. Это два фонда (Резервный и Фонд национального благосостояния), издержки естественных монополий, которые могут быть перераспределены  на поддержку регионов, и деофшоризация – бизнес обложат новыми обязательствами и произойдет переход к прогрессивной шкале налогообложения.

В свою очередь Андрею Нечаеву, президенту банка «Российская финансовая корпорация» и бывшему министру экономики России, уходящий год запомнился постоянным изменением официальных прогнозов роста российской экономики. «Я наблюдал такое в 1992 и 1998 годах. В начале года рост ВВП оценивался в 3,7%, потом появилась цифра 2,8%, на ней Минэкономики, понимая неприличность ситуации, держалось довольно долго, потом 2%. В октябре цифра – 1,8%, и пару недель назад Улюкаев вынес – не факт, что окончательный – приговор в 1,3%», – напомнил эксперт и заметил, что в следующем году МЭР прогнозирует 3% роста ВВП. Впрочем, по его словам, даже такой осторожный оптимизм ни на чем не основан – и с учетом низкой базы вряд ли удастся достичь таких показателей. Инвестиционный спрос будет явно сокращаться. Уже по результатам 9 месяцев отток капитала составил $48 млрд., по итогам года – есть оценки – он составит $70 млрд. Видна четкая тенденция к снижению реальных доходов населения. «Плюс ко всему, ЦБ занялся борьбой с кредитованием населения. Он настолько повышает требования к капиталу банков, что желание кредитовать кого-то, кроме Газпрома, возникать у нормального банка уже не должно», – добавил Андрей Нечаев. Он также отметил, что Россия не стала инвестиционно привлекательной – сальдо торгового баланса сжимается и может стать отрицательным, что создает предпосылки для девальвации и инфляционные риски.
Из всего этого следует, что только что принятый бюджет неисполним. Должны быть пересмотрены майские указы. Поскольку в текущей макроэкономической ситуации они не ко времени.

По мнению заведующего лабораторией Института экономической политики им. Е. Гайдара Владимира Назарова, рост экономики будет около нуля, инфляция в пределах 5-6%, а бюджет будет в небольшом дефиците – 0,5% ВВП. Но позитивных ожиданий нет. «Цены на нефть быстро расти не будут, а, скорее всего, будут снижаться. Зачем инвестировать в такую экономику, которая болтает около нуля? Нужно подать сигнал, что бизнесу ничего не угрожает, начать широкомасштабную приватизацию, – рекомендует эксперт. – Внутренний спрос можно стимулировать и через ставку ЦБ. Принять компромиссное решение и не трогать ставку, но не тратить резервы. Пока ослабление рубля не дало ускорение экономического роста, и чудес ждать не стоит. Без институциональных реформ они не произойдут».

?

Log in

No account? Create an account