Previous Entry Share Next Entry
К деофшоризации больше вопросов, чем к офшорам – эксперты Экономического клуба ФБК
ФБК, FBK Grant Thornton, ФБК Grant Thornton, FBK
fbk_company
24 апреля в Москве прошло очередное заседание Экономического клуба ФБК «Тайное становится явным – тренд сезона». Эксперты проанализировали последние инициативы властей в области борьбы с офшорами, в стремлении законодательно свести на нет режим банковской тайны для физических лиц и т.д.


Открывший заседание руководитель практики налоговых споров «ФБК Право» Алексей Яковлев отметил, что прежде всего необходимо правильно определиться с терминологией – что можно считать офшором, а что нет. Распространено заблуждение, что офшор – это любая территория с льготным налогообложением. Однако признанные международные критерии к определению офшоров или налоговых гаваней, разработанные ОЭСР, акцентируют внимание не только и не столько на привлекательном налогообложении, сколько на степени участия в международном обмене информацией. Да и выбор использования офшоров не всегда продиктован стремлением к налоговой оптимизации, а зачастую связан со стремлением дополнительно защитить активы, в том числе, через использование иностранного права и оптимизировать корпоративную структуру. Касаясь стремления властей к деофшоризации, специалист обратил внимание на необходимость сочетания как принудительных, так и стимулирующих мер. В связи с этим следует в целом приветствовать доклад «Повышение привлекательности российской юрисдикции для ведения бизнеса», разработанный в администрации Президента. Что касается известного законопроекта 196666-6, принятого в первом чтении в феврале этого года, которым предусмотрено предоставление налоговым органам возможности получения информации о счетах и операциях физических лиц, то во избежание злоупотреблений в рамках такой процедуры следует ее тщательно регламентировать и установить ответственность должностных лиц за ее нарушение. При этом самой тенденции ко все большей информационной открытости, достаточно сложно противостоять, поскольку она носит глобальный характер.

Алексея Яковлева поддержала руководитель группы по разрешению споров «ФБК Право» Анна Грищенкова, заметившая, что пока не ясно, по каким критериям будет определяться офшорность бизнеса и не будет ли расширено это понятие с целью получения информации. Юрист рассказала, что если обычно в суде на истце лежит бремя доказывания своей правоты, то недавно рассмотренное Высшим арбитражным судом РФ дело (ВАС-14828/2012) создает новый прецедент: в случае, если ответчиком является офшорная компания, то именно на нее ложится бремя доказывания своей добросовестности и возлагается обязанность по раскрытию всех собственников компании, включая конечных бенефициаров.

Старший научный сотрудник Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Юрий Симачев отметил, что офшоры отражают положение дел в современной экономике: «Глобальные компании предполагают наличие глобальных офшоров, как одного из экономических инструментов». Компании используют их по разным причинам: кому-то так удобнее работать, выходить на новые рынки и экономить на налогах. Но часто работа через офшоры – это показатель рисков на собственном национальном рынке. «Низкая степень предсказуемости государственной политики ставит предпринимателей в такие условия, когда использование офшоров является единственным способом защиты бизнеса», – полагает Ю.Симачев.



Член комитета по экономической политике Совета Федерации Евгений Тарло главными причинами использования оффшоров российскими компаниями назвал «неудовлетворенность инвестиционным климатом, недостаточную защищенность прав собственности, неудовлетворенность законодательной и судебной практикой». «Лишь малую долю в перечне факторов, способствующих уходу в офшоры, составляет желание скрыть владельца предприятия или его криминальный характер», – считает сенатор. При этом, по его словам, 80% российских компаний, работающих через офшоры, принадлежат бизнесменам их списка Forbes, лично известных руководству страны. «С ними надо проводить персонифицированную работу по деофшоризации», – считает Е.Тарло, добавляя, что до сих пор офшоры помогали решать проблемы в нашей экономике, и не очевидно, что тотальная деофшоризация – это хорошо.

Вице-президент НБ «Траст» Станислав Сушко уверен, что главное, что толкает бизнес работать через офшоры – это непредсказуемость правил игры. «Подавляющее большинство работающих через офшоры никак не связаны с отмыванием денег. Просто офшоры сегодня представляют собой более стабильные юрисдикции, которые к тому же дают юридические инструменты по более эффективной, нежели в России, защите прав собственности, например», – отметил С.Сушко. Коммментируя законопроект № 196666–6, предоставляющий доступ налоговикам к информации об операциях по банковским счетам физлиц, эксперт отметил: «Никакой защиты перед госорганами у нас сейчас нет. На сегодняшний день теоретически можно привлечь к ответственности должностное лицо, когда информация запрашивается им без оснований, но на практике таких случаев нет».

?

Log in

No account? Create an account